ISSN 1818-7447

об авторе

Наталия Азарова родилась в 1956 г. в Москве. Окончила филологический факультет МГУ, доктор филологических наук (диссертация «Конвергенция философского и поэтического текстов XX-XXI веков», 2010). Автор учебного пособия «Текст» для школьников и студентов (два тома, несколько переизданий) и двух монографий. Дебютировала как поэт в 2004 году книгой «Телесное-лесное», затем вышли книги  «Цветы и птицы» (2006) и «Буквы моря: Поэма-орнамент» (2008), обе с графикой Алексея Лазарева, а также «57577: Переписка в форме традиционной японской поэзии» (2004, совместно с Анной Альчук) и «Шутки после ужина» (2006, совместно с Борисом Констриктором).

Новая карта русской литературы

Само предлежащее

Александра Петрова ; Василий Бородин ; Максим Бородин ; Сергей Сумин ; Юрий Солодов ; Михаил Немцев ; Лев Оборин ; Наталия Азарова ; Дмитрий Замятин

Наталия Азарова

Сущности касаний

С. Красовицкому

живой  ягой  поваленные сосны

    по вы во ра чи ва ла  остров

        колю чек дивных ку чки

               в  лунной  луже

                   крý  гом

               как  прежняя  пружина

                   паутина

мочалкой  для  помешивания  звёзд

               седой  антибиотик

петляет  в  оборонный  крест

* * *

сегодня в воздухе

                  не по годам серьёзно

мы едем в юг

                в снег

                в май

                в джанкой

                   зимой

                 в петербурге

       откопа-ли

                 еврейскую поэму

                 о вине

                 об оленях

                 о фонтане

                 юг сакрален

я еду в юг

                 в падучее чудо

                 посюоконный лунозём

а я в юг

                 в ледяное неделанье

поэма это северное сообщение

               о современном состоянии тайны

                  хвост болезни

постоянство прерывисто

     вот-сидит человек на реке в китае

     вот-сидел дурак на холме европы

                  вот умер — ли

                  вот — и   ритм

                           на целую гору

                                     дороги

                      а  в  юге

                          в  боли

                                   ли было 44

                                   ду 32

                  дружба была восхищеньем

* * *

сущности  касаний  невспоминаемы

слитки  голоса  легко

путаются-с

лотосами

время  довольно  ломко

особенно-от

перелома  к  перелому

пение  горловое

птиц  собак  других  птиц

наперегонки

ведро  балкона

весенним

в сущности

похвалы

поживи в ритме мыльной

                            глобальной глупости

                            или

                            долгого гололёда

 

поживи в ритме город зажжён

                                       заряжён заряжен

 

поживи в ритме ватной

                            наличной невежливости

                            или

                            недвижимости

 

время ритмично каркает марксом

 

поживи хоть в каком-нибудь ритме

 

поживи в ритме мороки карминного оттенка

* * *

в  испании  мне  приснился  сон

во  сне  говорит  орлицкий:

—   у  вас  всё  про  пять

                пять  никуда  не

                               годится

—   но  пять  это  квадрат

—   я разобью

      ваши  стихи  на  квадратики

      я  уже  выделил

      в  них  пару  квадратов

—   по-испански  квадрат — это

                                         тупой:

      у  меня  и  светает

                        серединой

                        центром

 

      пожалуйста  не  рисуйте  квадраты

                       в  светает

* * *

париж углублён в жару

по полу жадному до витража

только цыпочки красного —

голуби углублённые в жару —

движения жёлтый жёсткий попкорн

звук жары долгий и хриплый

в центр

ряженых поза прошлогодняя

                 позапрошлогоднее

движется летнее плодородие

проживают нормальную долгую

                         жизнь на жаре

забыв  что  зима  похорон

 

но  как  же все  умершие?

* * *

                отмыли корабль отмели

мелким косым от человечьего молочка

                    мы и плывём

                    мимо ползёт отдельность

                    низкой отмелью птиц

по чуть себя чуть мы отламывая

                      точно чуть точно

             мелочь ошмётки пяточки

                       удачи единичны

                               над тонной водяной

                               над тонкой тонной

                               природные задания заводов

 

                       трубы при жизни на небо забраны

 

                       нам проплывая

                       не раз знаемый рай

мель

юг:

       утолщается    ствол

       уплощается  смысл

       появляется          ил

       образуется       мель

 

юга:                        корабль

          он          —           сел

            и        —     вымысел

         так        —          прото

          что        —       забито

 

ила   целебная   завязь

в   завязь   баграми   врезается

разнообразная   ненависть

 

отточенная   как   чеховские

                                         карандаши

 

и   :   корабль   выплывает   из   юга

М. К.

мир  обустроен  в  туман

снятой  и  кроткой  бутылкой  поток

так  орёл  близорукий в  сон  подоткнуты  пятки

нераскрашенный так распластан платан

незаметны  сточные  палки  систем

мягкие  войны  белея  висят

век

двадцатый был конечен

доходил до круга

вдруг  волшебных домиков пурга

гром  единорогов

тонкокорой ночью

бой вековых позвоночников

 

да летом переедем через мост

мы тут родимся в случае заката

два старика: три стихотворения

два  старика  бегут  от  времени  навстречу

           тропинка  дельты  бесконечна

 

                      ду           фу

 

                      ай            ги

 

                      ду            эт

 

            поговорили  на  террасе

                перелетая  азией

            ночь  лето  август  ритм  день

                наверчен  начерно

 

                      ду            ги

 

                      ай            фу

 

                       по           эт

 

            будто  им  на  зиму  рекой

                    пора-за  горизонт

                    в  четыре  щёлки

*

было у меня два знакомых

близнеца-старика-мексиканца

первого звали ангел

по почте пришло сообщение

что ангел умер от рака

я больше не звоню — не понимаю

кто остался в живых —

 

анхель мигель приезжайте

правда если смотреть по телевизору

воздух московского неба сер

однако заметно

как формы комфортны облаков

и

небожителям удобно

*

фома   думал  и  ел

         в молодости

                думал — и — ел

                          пожилой

                                 дионисий

 

            их     лёгкостью

            так    легко

            как    ангела

                      разбел

                      разбег

                          снег

                       крупный

                       вознёсся

                       в-купол

                       под-осень

                       ласточкиных

                       гнёзд

                       железной

                       стяжкой

                              явь

 

и — расходились трепетаньем стоп