ISSN 1818-7447

об авторе

Татьяна Мосеева родилась в 1983 г. Закончила Московский университет печати по специальности «реклама». Книга стихов «Снежные люди» (2005), публикации в альманахе «Вавилон», сборниках «Музыка и карусель» (Кемерово, 2004), «Братская колыбель» (М., 2004), «По непрочному воздуху» (М., 2005), в Интернете. Живет в Москве.

Новая карта русской литературы

Само предлежащее

Алексей Цветков ; Андрей Поляков ; Виктор Адрага ; Наталья Ключарёва ; Марианна Гейде ; Андрей Родионов (Иваново) ; Дмитрий Дейч ; Сергей Круглов ; Татьяна Мосеева ; Ксения Щербино ; Светлана Нечай ; Александр Анашевич ; Аркадий Драгомощенко ; Лидия Юсупова ; Татьяна Зима

Татьяна Мосеева

Новые стихи

* * *

0

 

проехать в маршрутке дальше метров на двадцать

чтобы вместо дорожки идти босиком по траве

 

 

1

 

кто-то отмер ожил стал живым

миру мир

а весь в цветах лежал

ну и прочий реквизит

 

на пластмассе розовый цветок

настоящий кто-то положил

миру мир

и вечный черный хлеб

 

позолота и литая медь

приходите на него смотреть

и кладите на него цветы

горькие когда их надкусить

 

просто так — небольно умирать

и ни с кем не надо говорить

перечеркнутые имена

в чае сахар страшно растворить

 

 

2

 

фтора и кальция

мне бы

всех победить

и смотреть

как смиренно они, снизу вверх,

прикрывая ладонью глаза

 

а тебя крепко-крепко обнять

и в другую страну увезти

где под чашечку кофе листать

первый номер журнала playboy

 

не смотри сверху вниз

я ЖИВОЙ

челюсть сводит арбузный orbit

дармовой

 

 

3

всё, последнее

 

заведи себе мышку, жалко смотреть

да какая мне мышка, стирать-убирать

эта мышка еще за прописку убьет

и станет в постели курить

 

ни к соседу за свежей водой не пойти

ни в метро улыбнуться скользя в турникет

старики у церквей собирают в пакет

медяки и еще медяки

 

и не знаешь, когда ты пойдешь и за кем

и другая трава начинает расти

только мышку купить и зажать в кулаке

и считать до шести

 

 

4

здравствуй, боярышник

 

здравствуй, боярышник, что я тебе расскажу

вроде пульсирует, а написали, что тлеет

а иногда (если погода не то)

как-то сжимается камнем и вдруг пропадает

 

здравствуй, пустырник, мы ждем от тебя новостей

сколько еще, как они без тепла выживают

выбрать иное никто никогда не сумеет

если любовь — панацея холодного края

 

здравствуй, лимонник, пульсируя, все-таки тлеет

бодрый законник, ничем-то тебя не разбавить

если литвинова р. потихоньку стареет

значит и нам никогда ничего не исправить

 

 

5

девочки

 

ну вроде того болгарский перец

сладкий разноцветный нацмен

с гладеньким

леденцом

 

да нет никого, говори хуем

ты же про хуй хотела сказать

 

да я конечно про то и хотела сказать

только зачем он сунул в стаканчик с водкой свой чупа-чупс

зачем

чтобы медом казалась

 

 

8

 

мы как девочки хентаи

с оловянными сосками

пред тобой стоим

 

не надежды-тихой славы

берег левый, берег правый

ничего не ждем

 

голос пьяного пророка

литр гранатового сока

ветреный народ

 

зависть — взятие с поличным

совесть куколкой тряпичной

смотрит прямо в рот

* * *

Псою Короленко

как хотела тебя целовать — да украли тебя петухи

и вонзили такое перо

в розоватую ткань под язык

что слеза по дороге кривой

побежала до жарких ключиц

 

как хотела тебя миловать — да украли тебя пастухи

и садили на липовый кол

и смеялись держась за живот

и луч солнца играл как дурной

отражаясь в зубах золотых

 

как хотела с тобою-с тобой — да тебя увезли далеко

в черном свертке по черной росе

и скрипела проклятая цепь

и слеза по дороге кривой

все катилась с тобой за тобой

* * *

тут всё вообще не так как обещалось

не ранит сердце небо не горит

и солнце медну проволку не тянет

а только в горле ком себе стоит

зрачок то распускается, то вянет

 

да жилки чуть трепещут поутру

и лепится в сердечко сырный воск

в графе «художник» мальчики gay.ru

все как один прописывают: босх

* * *

Я не помню, чтоб я говорила с тобой.

          Из ANGEL GUARDIAN Е.Ф.


между сном и моралью твоей на лоб

места больше чем на карте евразии старой

где вливается в реку кровавый сироп

и воруют монголо-татары

 

и от моря до моря — трава и песок

шестипалые мальчики на бересте

шестиструнные девочки тянут носок

и тайком вышивают тебя на кресте

 

это глупая глупая благодать

из живых еще слов самокрутки крутить

если больно, то некому завещать

я не помню, как надо про нас говорить