ISSN 1818-7447

Само предлежащее

Алексей Цветков Новые стихотворения

клекот из горла ли лепет из чашки петри

осциллограмма легкой капелью пульс

раньше росла трава и птицы пели

нравилось лучше все состоится пусть

 

гром метеоров в грозу города отважны

всплыть чтобы мокрые звезды рыбьим ртом

все что возможно случится сейчас однажды

пусть никогда никогда никогда потом

 

в темень струит стволы и в ливень лица

бережный сад к оврагу журчит дрожа

трудно сбывается все что не смело сбыться

страшно и сразу как в сумерки блеск ножа

читать

Андрей Поляков Китайский десант

На каком языке засыпая,

я не вижу с востока друзей

          в тёплых телом осенних платанах,

чтоб желтевшую вещь

освещая, вить

          в ветвях

буквы, звуки, вообще.

 

В церкви жажды воды

(для религии синего сердца волны́)

не телесные листья деревьев

(для религии влажной и тонкой воды)

назначают свиданья, свиданья…

читать

Виктор Адрага Стихи

можно

говорить шепотом

как будто

чтобы нас

никто не услышал

 

а можно

вообще

ничего не говорить

 

тогда

нас уж точно

никто не услышит

читать

Наталья Ключарёва Россия: общий вагонъ

Страна зевала, храпела, воняла, закусывала, выпивала, лезла на верхнюю полку, наступая на чью-то руку, грызла семечки, разгадывала кроссворд, почесывала яйца, ругалась с проводником, посадившим у самого туалета, болталась в грохочущем тамбуре, говорила: «Какая это остановка?» — «Смотрите, пацан опять в отключке». — «И не пил вроде». — «Наркоман небось». — «Да щас вся молодежь, кто колется, кто нюхает!» — «Ты бы, мать, помолчала про что не знаешь, человеку плохо, а ты…» — «Может, врача позвать?» — «Это почему это я должна молчать! Я всю жизнь у станка простояла! На таких, как ты, стервецов, работала! Ты мне рот не затыкай — я инвалид!» — «Уймитесь, женщина, здесь дети спят!» — «Да что мне ваши дети! Вырастут — тоже хамить начнут и клей нюхать!» — «Бабка, не гунди! Давай лучше песню споем: НА ПОЛЕ ТАНКИ ГРА-ХА-ТА-А-АЛИ! САЛДАТЫ ШЛИ В ПАСЛЕДНИЙ БОЙ!…»

 

Никита опять вернулся в себя и вышел покурить. Страна подъезжала к станции Дно, качаясь на рессорах и томительно вытягиваясь вдоль изгибающихся путей. Страна резко затормозила и встала у фонаря.

читать

Марианна Гейде Новые стихотворения

небо, осипшее от ангины,

садится на воду, жадно пьёт

цикорный кофе с имбирным неоном,

гвоздичным аргоном,

разлитым бензином.

небо спросило, что́ нам

привезти, и мы сказали: вези нам

то, чего дома не знаем,

ничего мы дома не знаем.

да и нет у нас ничего своего,

многие это считают раем,

ну, мы не знаем.

читать

Андрей Родионов (Иваново) Стихотворения разных лет

Так тихо в комнате

и только тикают часы

и так нечасто

Вечер в комнату

налит до густоты,

а комната из пенопласта

Мы ждали вечер

из бутылки с коньяком

коньяк разлит, а женщины из глины

Дверной звонок

— Здесь кто-то не живет?

— Да, не живет.

— Вот, передайте домовому мандарины..

читать

Дмитрий Дейч Короткая проза

Стоит Гриффиту выйти из дому, за ним тут же пристраивается агент, или два агента — в зависимости от текущего бюджета расследования. Они не пытаются выдать себя за обычных прохожих и не боятся разоблачения. Иногда за Гриффитом следуют сразу три, а то и четыре агента. Как только ему приходит в голову, что неплохо бы зайти в бар (пропустить рюмку-другую), кто-нибудь из них мигом подскакивает и предупредительно распахивает перед ним дверь, словно говоря: ну что ж, Гриффит, зайди, выпей, но, ради бога, без глупостей, не испытывай судьбу, Гриффит, будь паинькой, ничего крепче пива, никакой текилы сегодня, ведь мы знаем тебя, Гриффит, как облупленного, держи руки на столе — так, чтобы мы их видели, не пытайся обмануть нашу бдительность, Гриффит, или что-нибудь в том же духе, не менее зловещее и чепухообразное: похоже, ничего другого им в голову не пришло бы, несмотря на то, что каждый из них окончил среднюю школу и читал Тургенева.

читать

Сергей Круглов Из неопубликованного

Довольно поздно уже всё — но всё же

не уходи, островитянка!

побудь еще, дай

спокойствия и веры из лиловых чаш грудей твоих!

скажи две фразы, три

глубоких фразы

на белом бирюзовом, как песок, как гром прибоя,

языке Пятидесятницы!

вот сёстры мои пальмы

склонились, под янтарным грузом лет,

соленых светлых будней, брака уз и родоприношений;

вот пот

жара вытягивает из вечереющего моего сознанья,

оставляя чистоту и белое добро;

и в кучевых зеленых

могилах Отче-океана находит

покой и утешение отрезанное, ноющее

солнце Ван Гогена.

читать

Татьяна Мосеева Новые стихи

здравствуй, боярышник, что я тебе расскажу

вроде пульсирует, а написали, что тлеет

а иногда (если погода не то)

как-то сжимается камнем и вдруг пропадает

 

здравствуй, пустырник, мы ждем от тебя новостей

сколько еще, как они без тепла выживают

выбрать иное никто никогда не сумеет

если любовь — панацея холодного края

 

здравствуй, лимонник, пульсируя, все-таки тлеет

бодрый законник, ничем-то тебя не разбавить

если литвинова р. потихоньку стареет

значит и нам никогда ничего не исправить

читать

Ксения Щербино Бытовая мифология

тянет тянет личико пригоже

тянет тонет вытонуть не может

разбирая по косичкам волны

сливочно-молочного тумана

тает раскрасавица одне

 

выходи офелья-несмеяна

в жабры полумесяца-лимона

гамлету послание вложи

мол пшепрашем отдана другому

все на дне живу теперь на дне

 

выйдет гамлет-ложка из тумана

тонкий тонкий в серебре и черни

запрекрасный и первовечерний

сам себе и дом и стол и книжка

разве что уюта только не 

читать

Светлана Нечай Огненный палец

Самоуверенный солипсист, Кочет исключал из опыта чужое бытие как лишенное опоры и в минуты откровенности готов был стереть его за черновик себя. Вот лес сущ, он около дороги каравана планеты этой, то круглой, как аллохол, то протяжней листа книги, соприкосновенного с соседними. Именно таков смысл древнего представления о квадратной Земле. Но по невежеству отвергли иной уровень знания, предпочтя очевидность. Лес имеет птиц для собеседования с пространством. Птица — извечно вестник, толмач, связник, от комка перьев до факельного феникса.

читать

Александр Анашевич Стихи

Какие девки умирали

Фантомы, царственные крали

Играли, пели, сердце надрывали

Не наступай на эти грабли

 

Какие девки, звезды из борделя

Худели и не пили, и не ели

Их еле-еле

Качало ветром на панели

Такие питерские, все на самом деле

 

И сердце мое выпадало из своей груди

То ли еще будет

Всё впереди

Не зуди, не пили, не перди

Все мы люди

Всем нам по пути

читать

Аркадий Драгомощенко Accidia (Война)

Когда же понял, что лен? Пряжа до гула? Радиоволны

                                                        коры рассеянной маком гортани.

Ни облака. Ни капли долу. Как ни в чем не бывало

«нигде» играет с рыбами зрения, отмывая зрачки пылью надира.

 

Крипты известняка зеркальны. Дрок брезжит.

Марево катит по колее пожара. Последнее совлечение

с вероятным во влаге; возможно, в пространстве траты

                                                    слово так обретает мглу опоры.

 

(Кем они были: diodora aspera, notoacmea insessa

в миг вовсе не тот, как сейчас, когда мера пустот

створы открыла другим измерениям,

                                        чтобы уменьшить бремя земли)

читать

Лидия Юсупова Чудеса с православными

Она шла и прислушивалась к ребенку, а он не издавал ни звука, и она подумала: умер. И взглянула на него, и застыла в ужасе, и тут же решила, что это галлюцинация, закрыла глаза, снова открыла — и увидела то же самое: булку. Такую огромную, крутобокую, румяную, настоящую. Завернутую в шерстяное одеяльце, перевязанную. Наверное, это конец, подумала она, это сумасшествие.

читать

Татьяна Зима Стихи

чёрная ночь

истекая желтым желанием

пережевывает железными жалюзи

желторотый желток

 

скажи густопсовая тварь

кто ворует воздух из моих легких

тайком рас-спрягает глаголы

а местоимения скармливает собакам

 

кто отпустил слезу

плестись по щеке в такой холод как не ты

тварь жолкнутая

посмотри

читать