ISSN 1818-7447

об авторе

Алексей Верницкий родился в Екатеринбурге в 1970 г. Окончил математический факультет Уральского университета, после аспирантуры отправился на стажировку в Англию, где и пребывает по сю пору (в городе Колчестере, графство Эссекс). Публиковал стихи, малую прозу, статьи о поэзии в журналах «Урал», «Арион», «Вавилон», «Новая Юность», «Дружба народов», «Митином журнале», антологии «Очень короткие тексты» и др. В 1997 г., уже из Англии, основал сетевой литературный проект «Vernitskii Literature» (с подзаголовком «Молодая русская литература»), передав его затем другим редакторам. Придумал и теоретически обосновал новую минимальную стихотворную форму — танкетку, получившую широкое распространение. Эпизодически занимался другими видами литературной деятельности: перевел на английский «Рождественский романс» Бродского, откомментировал несколько стихотворений того же автора с точки зрения математика и т.п.

Авторская страница Алексея Верницкого

Само предлежащее

Лидия Юсупова ; Алексей Верницкий ; Глеб Арсеньев ; Настя Денисова ; Андрей Левкин ; Евгений Никитин ; Аркадий Перенов ; Гагик Теймуразян ; Елена Филиппова ; Алексей Цветков-младший ; Василий Бородин

Как я подробно объяснил в статье в журнале «Воздух» (а также менее подробно в статье в «Топосе» и в статье в «Волге»), я изобрел и пишу (и предлагаю писать другим) силлабические стихи, ориентированные на чтение определенным размером. Например, все стихи в этой подборке я написал, имея в виду, что их следует читать как четырехстопный ямб. Конечно, при таком чтении приходится в некоторых словах отказываться от нормативного ударения и ставить ударение там, где этого требует размер.

Не повторяя изложенное в других статьях, кратко поясню, почему мне кажется, что силлабика, ориентированная на определенный размер, интереснее и богаче, чем просто силлабика как таковая.

Во-первых, в наше время русские силлабические стихи немы — вот в каком смысле. Они существуют как силлабические стихи на бумаге, однако со слуха не воспринимаются как силлабические, а превращаются в тактовик. Однако если читать силлабические стихи на указанный автором размер, то они будут восприняты именно как силлабические, поскольку слушателю немедленно станут очевидны оба определяющих фактора силлабики: и равносложность строк, и отсутствие согласования между позициями ударных слогов в размере и позициями нормативных ударений в словах.

Чтение с размером предпочтительно и при чтении силлабических стихов, для которых автор не указал размер: если удачно выбрать размер, слушатель без труда будет воспринимать такие стихи как силлабические. Пример из классической русской силлабики 18-го века есть в статье в «Воздухе»; здесь давайте рассмотрим пример из совсем другой эпохи:

 

Привет тебе, пламя творческого мира,

Вечного знанья пылающий язык,

Чистый зачаток, исход обильный пира,

Призрак смертельный к ногам твоим поник.

 

Если прочитать эти строки, скандируя их как шестистопный хорей (при этом ударения в некоторых словах следует сдвинуть так, как указано), то немедленно становится ясно, что это силлабика: а именно, становится очевидно, что эти стихи не написаны на определенный размер, но их можно прочитать на определенный размер, если сдвинуть ударения в некоторых словах. Кстати, в учебнике М. Л. Гаспарова «Русские стихи 1890-х-1925-го годов в комментариях» это стихотворение — «Гимн бессмертию» Бальмонта — приводится как пример тактовика. Как мы видим, было бы правильнее привести эти стихи как пример силлабики. Это показывает, что даже самый проницательный читатель русской поэзии может не заметить и проигнорировать силлабику; однако если читать силлабические стихи на определенный размер, силлабика вновь обретает свой голос в ряду русских стихотворных форм.

Вторая причина, почему следует писать силлабику, ориентированную на определенный размер, такова: это позволяет расширить арсенал рифм, доступных силлабике. Рифмовка в русских силлабических стихах всегда была очень однообразна, и до сих пор это положение не изменилось. Однако если стихотворение должно читаться на определенный размер, это задает расположение ударений в строке и позволяет задействовать все привычные поэту и ожидаемые читателем приемы работы с рифмой: различение мужских и женских рифм, альтернанс, и т.п. (Кстати, стихотворение Бальмонта, строки из которого приведены выше, является исключительно редким примером того, как русский поэт сознательно использует мужские и женские рифмы в силлабике.)

В-третьих, силлабика в русской поэзии имеет определенный семантический ореол: она ассоциируется с философскими и нравоучительными стихами, и, например, у меня много таких силлабических стихов. Однако по сравнению с силлабикой в целом силлабика, читаемая на определенный размер, неизбежно нарушает нормативные ударения в некоторых словах, и благодаря этому создается игровой эффект и в некоторой степени происходит снижение стиля. Поэтому такой силлабике легче обращаться к новым темам, чем традиционной силлабике (или даже традиционной силлаботонике). Как пример этого, я  составил подборку своих стихотворений, посвященных новой, ранее не существовавшей теме: это стихи о текущем экономическом кризисе (и о событиях, происходивших во время этого кризиса).

Напоминаю, что все стихи в этой подборке следует читать как четырехстопный ямб.

Алексей Верницкий

Силлабика времён кризиса

На День города в Екатеринбурге (август 2008)

Мы ходили на День города,

И я вспомнил День города

Девяносто восьмого года,

Зане многое как тогда.

 

Гуляли люди, довольные

Последними днями лета.

Стояли банки, стабильные

За неделю до дефолта.

На международное положение (август 2008)

Туча взяла небо в осаду.

Над нами бушует гроза.

Тем не менее, в моем саду

Цветет прекрасная роза.

 

Люблю розы медвяный запах,

И не могу сдержать слезы,

Представив, что с ней будет в лапах

Воинственной Кондолизы.

На ситуацию на бирже (сентябрь 2008)

Движение цен на фондовом

Рынке усилилось вчера.

Хочется вспомнить добрым словом

Вновь Чубайса и Гайдара.

 

До них, до приватизации,

Мы в застое пребывали,

И ни приобретать акции,

Ни продавать их не могли.

На посещение часовни Святой Елены (сентябрь 2008)

Уже три месяца кашляю,

Уже пневмонии боюсь.

Богу в часовенке башляю

И выздороветь надеюсь.

 

Бог, славный многими делами!

России мощь восстанови,

Помоги победить Обаме

И кашель мой останови!

На ситуацию на бирже (октябрь 2008)

«О чем, бизнесмен, ты думаешь?

Беспечным стал — с какой поры?

Почему не предпринимаешь

Антикризисные меры?»

 

«Не верь тому, о чем со злости

Врут вражеские голоса.

В России есть свои трудности,

Но нет в России кризиса!»

На отключение света (октябрь 2008)

И меня, как и всех, коснулся

Кризис экономический.

Когда я сегодня проснулся —

Погас свет электрический.

 

И без компьютера слагались

Стихи на случайном листке.

И дорогие разлагались

Продукты в холодильнике.

На ситуацию на бирже (ноябрь 2008)

Ты повторяешь: «ни фига се»,

Глядя на индексы биржи.

В немом финансовом ужасе

Дрожат Нью-Йорка этажи.

 

Инвестор, хитрый, словно лиса,

Духом изменчивым воспрянь:

В морях мирового кризиса

Россия — тихая гавань.

На смерть патриарха (декабрь 2008)

В независимой Эстонии

Родилась у Ридигера

Мысль о хиротонисании

И православная вера.

 

Река времен текла, как Нева,

И затопляла берега.

Он видел Хрущева, Брежнева,

Андропова, теперь — Бога.

На кризис, если бы он кончился весной (январь 2009)

Когда в кризис страна вступала,

Покрылись инеем поля,

И температура упала

И была около нуля.

 

А ныне зрите, россияне:

Кризис мучительный прошел,

И снег растаял на поляне,

И первоцвет на ней расцвел!

На кризис, если бы он не кончился весной (январь 2009)

Так говорит Господь: ненавижу, отвергаю праздники ваши.

                (книга Амоса)

Играют на бирже медведи,

Играют на бирже быки.

Никто не помнит заповеди,

И лицемерны постники.

 

В глазах верховного владыки

Греховны ваши успехи.

Ненавижу ваши праздники,

И даже сам праздник Пасхи!

На ситуацию на бирже (январь 2009)

Спекуляции у границы

Бивалютна коридора

На валютных рынках столицы

Приводят к росту доллара.

 

В то же время сохраняется

Высокая волатильность,

И инвестор разоряется,

И дешевеет собственность.

На эту подборку (апрель 2009)

Отравлен размер, и эпитет

Не в силах образ исчерпать.

Рабинович в университет

Не мог сложнее поступать.

 

И если усилья измучат,

На краю бездны на дыбы

Язык поднимешь — и зазвучат

Мои кризисные ямбы.