ISSN 1818-7447

об авторе

Лесик Панасюк родился в 1991 году в Житомире. Сооснователь дизайнерской студии Elk+Deer, которая специализируется на графическом дизайне. Принимал участие во многих фестивалях, арт-акциях в Украине и заграницей. Автор двух поэтических книг: «Камень дождя» («Камінь дощу», 2013) и «Настоящее яблоко» («Справжнє яблуко», 2014). Автор стихотворных переводов с русского (Артём Верле), белорусского, польского языков. Лауреат поэтических премий «Молодая республика поэтов» (2013) и «Смолоскип» (2014). Живёт и работает в Буче (Украина).

Владимир Коркунов родился в 1984 г. в городе Кимры. Окончил Московский университет приборостроения и информатики и Литературный институт, кандидат филологических наук (диссертация «Кимрский локальный текст в русской литературе»). Публиковался как критик, рецензент, интервьюер в журналах «Знамя», «Звезда», «Зинзивер», «Волга» и др., как поэт в журналах «Арион», «Дети Ра» и др. Автор монографии «Кимры в тексте». Кандидат филологических наук. Живёт в Москве.

Журнальный зал

Другое наклонение

Максим Григорьев ; Стефан Гончаров, Стефани Гончарова ; Лесик Панасюк ; Дарина Гладун ; Ардак Нургазы

Лесик Панасюк

Личная Африка

Музыка под землёй

Тонкие сухожилия на шее скрипки ещё держатся

скрипка ещё жива

в переходе между станциями напевает мелодию под лезвием ножа

насмехаясь над студенткой музыкального училища

 

Убить меня не сможешь

не умру от твоей руки

 

Когда же она научится выдерживать паузы

спрашивает женщина узнавшая мелодию

 

Дай ей ещё несколько лет

бросает кто-то пуговицу ответа

на ползущую ленту поручня

II 

Песня слюной вытекала из его рта

притягивая взгляды пассажиров

он не помнил песню лишь припев местами мурлыкал

 

Я словно река что станет морем

 

Несколько секунд вспоминал как здесь оказался

почёсывая бритый подбородок

и снова запевал

 

Отпусти меня я стану морем

 

И так без конца будто бы мантру

 

Но тут в вагон зашли патлатые парни

с гитарами и столь же патлатыми подругами

спрятали человека в волосах

растворили мотив среди своих голосов

III

Украсть блестящую ноту из кармана виолончелиста

было так дурно

Что с ней делать

в глаз мишени не попадёшь

предложения не закончишь

 

Во всём признаёшься

а никто не верит

 

Говорят эту ноту не играют

 

Кладёшь её на дно шляпы

тёмной монеткой которую не примут в обменнике

и выбегаешь наружу

 

Тебя встречают слепящие дыры дорожных огней

и тоскливая музыка где-то позади

после которой всё становится понятным

Личная Африка

Проснуться от страха

что никто не придёт

с маслянистым по́том на коже

ещё живой рыбой на сковороде кровати

 

Светофоры плавятся на солнце

как мороженое с тремя разноцветными шариками тела

больше нет правил дорожного движения

каждый теперь нарушитель и самоубийца

 

Какая внезапная жара

никто не был готов

 

Новости с завистью следят за обнажёнными женщинами

они сошли со светофоров и гуляют по городу

царицы чью дорогу устилают шкуры зебр

 

Жара такая что хочется спать

жара такая что невозможно уснуть

 

Кто ты до сих пор ждущий свет

с несокрушимой верой в зелёного бога

который в образе женщины переведёт на другую сторону

II 

Мерцание жары подобно прозрачному жирафу

с длинной шеей ртутного столба

личная африка

 

Очищенные рыбины босых ног

бьются о раскалённый асфальт

десяток уцелевших чешуек

сверкают на солнце напоминая ногти

какая халтура

 

Покрывайтесь новой чешуёй

теперь вы рыба города

 

Водоросли тканей

пещеры пластика и железа

кораллы стекла и бетона

 

Бродить по городу шаманом

который не сумел вызвать дождь

 

Изгнанник и жираф

съедающий листья всех теней

Самый обычный день

Женщины с огромными шарами животов

улицы обременённые именами

страх падения в воздухе

как запах новой краски

 

Всё стихает и замедляется

можно спокойно поймать муху

тополиный пух брешами в пространстве

заставляет всматриваться в детали

 

Что случилось в этот самый обычный день

кто-то зацепил штаниной рычаг

нажал локтем на кнопку

 

Можно почувствовать себя быстрейшим

но разглядываешь солнечные блики на ногте

 

Что же произошло в этот самый обычный день

кто посмотрел на воду в кране под правильным углом

допрыгал до бесконечности

покормил чужую тень в неположенном месте

выпрыгнул из очков в открытый космос

 

Никто не заметил что день вышел на минуту дольше

и ты

себя не выдал

С любого места

На краю толпы среди елей света и пыли

на границе воспоминаний прорезая утренний туман над водоёмами

под разрывы охваченных огнём ампул и шифера

как легко пропасть с любого места

 

Пропадаешь во временах года датах и непогодах

пытаешься лисом на кровати поймать тепло под одеялом снега

пытаешься мышью укрыться от лисицы холода

путешествия на месте и перевоплощения в самого себя

 

Как ответить на вопрос где ты

во что одеться когда нужно на улицу

 

Скользкие ступеньки памяти выдолбленные в земле постепенно размываются

наводнение уже объединяет два озера

плот со срубленных на кладбище сосен сам переплывает из одного в другое

как слепой знает куда идти когда открываются двери

Перевод с украинского: Владимир Коркунов