ISSN 1818-7447

об авторе

Майкл Лонгли (Michael Longley) родился в 1939 году в Белфасте. Преподавал классическую филологию в дублинском Тринити-колледже, там же возглавлял студенческий литературный журнал «Icarus». В 2007—2010 гг. занимал почётное место всеирландского профессора поэзии. Дебютировал в печати сборником «Десять стихотворений» (1965), за которым последовали ещё два десятка книг. Книга «Gorse Fires» (1991) была удостоена Уитбредовской премии, книга «The Weather in Japan» (2000) — премии имени Т. С. Элиота и Готорнденской премии, книга «A Hundred Doors» (2011) — премии «Поэзия сейчас». В 2010 г. Лонгли был произведён в командоры Ордена Британской империи. Среди русских переводов Лонгли — переводы Ники Скандиаки («Воздух», 2008, № 3).

Дмитрий Кузьмин родился в 1968 г. Окончил филологический факультет МПГУ, кандидат филологических наук (диссертация «История русского моностиха»). Известен преимущественно литературно-организационной работой: главный редактор издательства «АРГО-РИСК» (с 1993 г.), координатор Интернет-проекта «Вавилон», куратор литературных клубов и фестивалей, составитель нескольких антологий. Лауреат Премии Андрея Белого (2002) «За заслуги перед литературой». Публиковал стихи, переводы поэзии и прозы, статьи о современной русской поэзии, истории и теории стиха. В TextOnly публиковались стихи (№3).

Биобиблиографическая справка на сайте «Вавилон»

Другое наклонение

Майкл Лонгли ; Богдан-Олег Горобчук

Майкл Лонгли

Светляки у водопада

ДРОК. ПОЖАРЫ

Стада на выгоне, но всё ещё в навозе.

Ягнята вышли из зимы, как из-за тына.

И кучка фермеров, минуя ржавый трактор,

Пешком разносит по делянкам инвентарь.

 

А я в пути между апрелем и апрелем,

Всё тем же поездом, и станции всё те же.

И дрок чадит, но примулы пылают,

И чистотел, и цмин, и тот же дрок цветёт.

ВСПОМИНАЯ КАРРИГСКИУОН

Зима и тьма. Камин вдохнул,

И стал трахеей дымоход

(Легчайшей сажей опушён),

Гортанью стал, в ней крик зверья:

Влюблённый заяц голосит,

Бекас, пикируя, пищит

И глупо щерится дельфин.

Дом — между волнами провал,

Кубло хвощей, ветров, перья́,

И память вся — не глубже дня,

Когда все звери собрались

Ко мне и принесли с собой

Карригскиуон, как белый лист

Под светом Млечного пути.

ВОДОПАД

Когда б тебе пришлось прочесть мои стихи,

Труд целой жизни, все подряд, за один присест, —

Пускай лучше здесь, где равнодушный водопад

Каждой ступени разрешил прошуметь своё,

И камни увлажнил, и слоги; как стемнеет,

Пойдешь домой, минуя запущенный виноградник,

Каштаны, прежде ценные своей древесиной,

Плодами, муко́й и хрусткой набивкой для матрасов, —

Оставь их здесь, на странице, перед мысленным взором,

Светляками у водопада, у звёздной стены.

Перевод: Дмитрий Кузьмин