ISSN 1818-7447

об авторе

Алан Айрленд (Alan Ireland) родился в 1941 году. Живёт в Новой Зеландии, на протяжении всей жизни занимается журналистикой. В 2008 г. опубликовал книгу стихов «Не как другие ребята» (Unlike Other Boys).

Дмитрий Кузьмин родился в 1968 г. Окончил филологический факультет МПГУ, кандидат филологических наук (диссертация «История русского моностиха»). Известен преимущественно литературно-организационной работой: главный редактор издательства «АРГО-РИСК» (с 1993 г.), координатор Интернет-проекта «Вавилон», куратор литературных клубов и фестивалей, составитель нескольких антологий. Лауреат Премии Андрея Белого (2002) «За заслуги перед литературой». Публиковал стихи, переводы поэзии и прозы, статьи о современной русской поэзии, истории и теории стиха. В TextOnly публиковались стихи (№3).

Биобиблиографическая справка на сайте «Вавилон»

Другое наклонение

Алан Айрленд ; Агнешка Мирахина

Алан Айрленд

Смех в пустой комнате

Скорпион

Превыше всего

ты хотел выжить.

Ты выбрал

чёрный панцирь для надёжности,

две клешни для уверенности,

жало для устрашения,

 

и жизнь тебя отправила

шнырять меж камней.

Весна в Токио

Весна — отличное средство,

особенно в городе, лучшего

подспорья для уроков языка

и не придумаешь.

 

Студент свою руку

превращает в тигель,

из пальца соорудил ложку —

помешивать свой тягучий английский

 

— и ловко извлекает предложение:

«Эмм… сегодня погода тёплая…

Наверное, сезон дождей

начнётся скоро».

 

Справился, облегчённо вздыхает,

в расслабленных ладонях

окоченелый трупик —

пластиковый цветок сакуры.

Вена

На другое утро,

отдирая ковёр

в гостиной,

 

обнаруживаешь

затхлую риторику

на страницах Freie Presse,

 

юношей в венках,

марширующих

на забытые войны,

 

насмерть вбитые гвозди,

удерживающие

ночь на месте.

В приёмной у психиатра

Окно, не позволяя войти

дождливому октябрю,

уставило мутный глаз

на тесный ряд дипломов на стене,

 

где муравьиные тропы слов

сплетаются в поисках смысла…

 

Неутомимость акатизии:

поход от дверей к банкетке

и снова к дверям, и обратно,

пока потрёпанные журналы трубят

об истощеньи всех желаний.

Вертушка на входе в гостиницу

Отщипывает по кусочку

от вечности:

 

плексигласовая карусель,

противоестественно центростремительная,

 

заточила меня

на круговой орбите

 

с чемоданом

и недельным запасом

 

белья.

Вышка сотовой связи

Одинокая сорока

пробуется

для завтрашнего рингтона,

 

выпускает из клюва

пулемётную очередь

трескотни,

 

топорщит перья,

тасует их, как колоду карт,

сдавая пустому небу.

Урок полового воспитания

Половой акт,

говорит приглашённый лектор,

в десять раз сильнее

поцелуя.

 

Примем поцелуй за 10,

а секс за 100,

чему равно 10, делённое на 3?

 

Живее, мальчики, живее!

 

— Может, держать её перемазанную

чернилами руку на перемене?

— Или, жалкая ласка по доверенности,

дать ей поносить свой свитер?

 

В школе я так и не вытянул средний балл

выше трёх в периоде.

 

Я был безнадёжен в любви.

На заре

              Клиффу

 

Подведённое красным

небо возникает

из алкогольного тумана,

привалившись к плечу холма.

 

Поджав губы,

как почтовый ящик,

выметаю разбитую бутылку

от ворот гаража:

 

осколки по бетону

звенят и визжат,

несносные, как смех

в пустой комнате.

Перевод с английского: Дмитрий Кузьмин